После разрыва с религией

Так, прямо из Саратова я приехал в родное село Заплазы Любашевского района Одесской области. Сообщив всем о собственном разрыве с религией, я пошел работать в колхоз. Сколько воздуха и простора оказалось там! Напряженная работа во время уборочной кампании все же не мешала молодежи села и мне в том числе, отыскивать время После разрыва с религией для увлекательного и интереснейшего отдыха, для репетиций в драматическом кружке, для выпуска хлестких боевых листков, для танцев и песен.

По совету учителей я осенью 1952 года поступил в 10-й класс Любашевской вечерней школы.

Для церковников мой уход был потрясающей неожиданностью, Они пробовали отыскать хотя бы какое-нибудь оправдание После разрыва с религией моему поступку. Но придраться ко мне священнослужители не могли: все годы пребывания в церковной среде я был неплохого поведения.

Скоро после моего ухода перед учащимися Одесский духовной семинарии выступил патриарх.

— Молитесь и будьте бдительны, — заявил он, — на данный момент в мире прогуливается бес и искушает верных. Видите, был у нас примерный ученик После разрыва с религией Дудуман. Сейчас он ушел от нас, его искусил бес!

Мой уход гласил не в пользу религии. Потихоньку попки начади травить меня. Новый поп в нашем селе внушал моей бабушке, что в меня вселился бес и что все должны отрешиться от меня. Подстрекаемые им, верующие встречали и провожали меня После разрыва с религией злостными замечаниями.

Церковники тешили себя надеждами, что я не выдержу проблем перемены стиля жизни, что я вернусь к ним.

Даже на 3-ий год после разрыва с церковью ко мне подсылались люди, которые уговаривали меня возвратиться в ее лоно, где мне все, мол, простят… Они старались использовать то После разрыва с религией, что некие товарищи относились ко мне настороженно, а некие и воинственно. Я-то осознавал этих товарищей! И по правде: не должна же была русская молодежь принимать меня с распростертыми объятиями. Ведь под маской раскаявшегося мог прятаться хоть какой авантюрист. Но в порядке "проверки" моей искренности некие из товарищей доходили до нелепостей. Так После разрыва с религией, к примеру, работник райисполкома С. только поэтому, что я не пью, веду умеренный стиль жизни, что просиживаю ночами над книжками, делал вывод: "-В Дулумане все есть еще остатки религии". А другой товарищ делал учителям упрек в том, что у меня по всем предметам были пятерки.

Я После разрыва с религией не знал, что за мной кропотливо наблюдали те, от кого я ушел. В феврале 1953 года я получил письмо от 1-го из учащихся Столичной духовной академии. Каким-то образом он был ознакомлен о подробностях моего "хождения по мукам". Одобряя мой поступок, он писал: "Ты верно сделал, что ушел отсюда. Я стопроцентно После разрыва с религией одобряю тебя. Я бы тоже бросил эту средневековую среду, но я не смогу (уж таковой я есть, извини!) перенести такие перипетии, каким на данный момент подвергнут ты. Ведь на тебя действуют с 2-ух сторон: с одной стороны — наши духовные отцы, с другой — те, к кому ты пришел".

С тех пор После разрыва с религией прошло более 3-х лет. Я до сего времени я помню слова моего друга Севы:

— Если человек от всей души пришел служить обществу, если слова, которое он открыто гласит людям, являются его глубочайшим убеждением, его сутью, — то его не собьет с пути временное недоверие, которое вправе к нему питать После разрыва с религией общество. Человек в какой-то момент добьется собственной цели, если она отвечает интересам общества.

Писавший из духовной академии был не прав. Посреди тех, к кому я возвратился, у меня появилось много реальных друзей. В тяжелое для меня время они оказали мне гигантскую эмоциональную поддержку. И сначала это была семья После разрыва с религией Нижников из Любашевки, учителя Станислава Александровна Адамчик и Василий Петрович Лемешевский, мои друзья-комсомольцы Сева Колесниченко, Валя Юрченко, Леня Пионтковский, Виктор Киселев и многие другое. Это они дали подсказку мне, что я должен использовать свои прошлые познания и опыт для борьбы с религиозными предрассудками. По их словам, я более полезен буду После разрыва с религией обществу конкретно как пропагандист атеизма.

По окончании десятилетки я поступил в Одесский кредит-но-экономический институт. Дружная студенческая семья посодействовала мне совсем стать па ноги. Студенты оказали мне большущее доверие, поручив мне ответственную работу в профсоюзе. С воистину отеческим вниманием смотрел за моими делами, поправлял и помогал мне После разрыва с религией директор института коммунист Юрий Петрович Лопатин, снаружи сухой и серьезный человек.

Осенью 1953 года я стал членом комсомола. Несколько позднее я начал выступать с антирелигиозными лекциями, стал внештатным лектором обкома ЛКСМУ, а потом членом Общества по распространению политических и научных познаний. В сентябре 1956 года по ходатайству ЦК ЛКСМУ меня перевели После разрыва с религией на III курс философского факультета Киевского муниципального института имени Т. Г. Шевченко.

Да здравствует жизнь

Мне нередко приходится сейчас говорить о том сложном пути, который я прошел.

Какие у тебя отличные друзья! — обычно после рассказа восклицают слушатели. Об этом же пишут в письмах и мои корреспонденты.

Да, друзья у меня верные После разрыва с религией, истинные, Я очень высоко ценю их дружбу. Перефразируя известные слова Максима Горьковатого, я с полным правом говорю:

— Всему тому отличному, что есть во мне, я должен друзьям!

Друзья у меня еще лучше, чем я мог о их поведать. Сева на данный момент кончает Одесский консервный институт; Лиля уже После разрыва с религией обзавелась семьей; Галя Бокова из умеренной служащей перевоплотился в Галину Петровну — заместителя головного бухгалтера Аткарского отделения Госбанка; Толя Шпанюк по призыву ЦК ВЛКСМ уехал на целинные земли, женился; Валя Юрченко работает в райкоме партии; Виктор Киселев окончил Одесский кредитно-экономический институт.

Я на данный момент, не считая учебы После разрыва с религией в институте, веду атеистическую пропаганду: читаю лекции, выступаю в прессе, по радио, руковожу кружком лекторов-атеистов.

И я вижу, как вокруг меня ключом лупит жизнь. И я сам ее активный участник. Сердечко заполняется радостью, охото трудиться, дерзать!

Собственный рассказ я не случаем заканчиваю словами Николая Островского: "Самое драгоценное у человека После разрыва с религией — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее нужно так, чтоб не была мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтоб не жег позор за подленькое и мелочное прошедшее и чтоб, умирая, сумел оказать: вся жизнь и все силы были отданы самому красивому в мире — борьбе за После разрыва с религией освобождение населения земли".

Биться за освобождение человека можно, работая в различных областях деятельности. Сознание того, что в области освобождения человека от религиозного дурмана я приношу известную пользу, доставляет мне огромное моральное ублажение. Я не излишний, я полезен, я вкупе со всеми борюсь за новейшую жизнь. Что может быть лучше этого!

Вот После разрыва с религией в чем величавый смысл жизни! Да здравствует жизнь!


3. Откуда знаем, что Бога нет? Оттуда!

Одно из многих

Здрасти, Евграф Каленьевич!

Не смею отымать очень много Вашего времени, но все таки решусь задать один вопрос (появившийся после чтения статьи об агностицизме). Посреди атеистов у Вас самая конструктивная позиция: вы утверждаете После разрыва с религией, что Понимаете, что бога нет. По моему воззрению, это никакое не познание, а вера в отсутствие, маскируемая под познание. А вера в наличие бога от веры в отсутствие отличается только предметом веры — сущность же ее остается та же, религиозная. Познание подразумевает наличие доказательств. У Вас есть подтверждения отсутствия После разрыва с религией бога/богов/духов/высшего разума? И вообщем: можно ли обосновать отсутствие бога? Есть ли та точка опоры, относительно которой может выполняться подтверждение?

С почтением, Иван Тимофеев.


posledovatelnost-himicheskih-prevrashenij-pri-tverdofazovom-vzaimodejstvii.html
posledovatelnost-i-primer-vipolneniya-raboti.html
posledovatelnost-i-sroki-podgotovki-kr.html