ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава

С этими аргументами Дженкинс и Бингам достигнули того, что казнь три раза переносилась Верховным трибуналом США – Огромным Мальчуганом, как называли его многие осужденные, – но в каждом случае трибунал, который никогда не комментирует в таких случаях собственных решений, отклонял апелляцию, отказываясь истребовать дело для полного пересмотра. В марте 1965 года, когда ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава Смит и Хикок находились в камерах практически две тыщи дней, Верховный трибунал штата Канзас постановил, что их жизни должны прерваться меж полуночью и 2-мя часами утра в среду, 14 апреля 1965 года. После чего не так давно избранному губернатору штата Уильяму Эйвери было ориентировано прошение о помиловании; но Эйвери, обеспеченный крестьянин ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава, чутко прислушивающийся к публичному воззрению, отказался вмешиваться, считая, что такое решение суда будет «лучше всего отвечать интересам народа Канзаса». (Два месяца спустя Эйвери также отклонил прошение о помиловании Йорка и Латама, которых повесили 22 июня 1965 года.)

И так случилось, что в светлые часы утра среды Элвин Дьюи, завтракая в кофейне ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава топикской гостиницы, прочитал на первой страничке «Канзас-Сити стар» заголовок, которого он издавна ожидал: «СМЕРТЬ НА ВИСЕЛИЦЕ ЗА КРОВАВОЕ ЗЛОДЕЯНИЕ». Статья, написанная репортером «Ассошиэйтед Пресс», начиналась последующим образом: «Ричард Юджин Хикок и Перри Эдвард Смит, соучастники в злодеянии, погибли на виселице в кутузке сейчас рано днем за то, что сделали ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава одно из самых кровавых убийств в преступной летописи штата Канзас. Хикок, 33 лет, погиб первым в 0.41; 36-летний Смит погиб в 1.19…»

Дьюи лицезрел, как они погибли, так как он был посреди 20 с маленьким очевидцев, приглашенных на церемонию. Дьюи еще никогда не находился при экзекуции, и когда в полночь он вошел в прохладное ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава помещение склада, зрелище его изумило: он ждал узреть соответствующюю случаю торжественность обстановки, а не эту меркло освещенную пещеру, загроможденную пиломатериалами и иным хламом. Но сама виселица с 2-мя бледноватыми петлями, привязанными к поперечине, довольно впечатляла, равно как и палач, который отбрасывал длинноватую тень на платформу, стоя на верху собственного древесного ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава орудия высотой в тринадцать ступеней. Палач, неведомый толстокожий джентльмен, специально вызванный из Миссури для этого дела, за которое он получал 600 баксов, был одет в поношенный двубортный костюмчик в узкую полоску, лишне свободный для его узенькой фигуры – пиджак доходил ему чуть ли не до колен. На голове у него ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава была ковбойская шапка, которая, пока была новейшей, возможно, была ярко-зеленого цвета, но сейчас смотрелась как затрепанная, засаленная диковинка.

Дьюи также показались удивительно размеренными и будничными дискуссии других приглашенных в ожидании, как произнес один очевидец, «празднества».

– Я слышал, они собирались тянуть соломинку, чтоб выяснить, кому идти первым. Либо ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава кинуть монетку. Но Смит гласит, давайте в алфавитном порядке. Ясное дело, ведь «эйч» идет ранее «эс». Ха!

– А вы читали в нынешней газете, что они заказали для последней трапезы? Одно и то же. Креветки. Чипсы. Чесночные гренки. Мороженое и землянику со взбитыми сливками. Понятное дело, Смит практически не ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава притронулся к еде.

– А этот Хикок не лишен чувства юмора. Мне поведали, что приблизительно час вспять один из сторожей ему произнес: «Это будет самая длинноватая ночь в твоей жизни». А Хикок засмеялся и гласит: «Нет, самая короткая».

– А слышали про глаза Хикока? Он их оставил глазному доктору. Как его ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава вытащат из петли, этот доктор выдерет ему глаза и приделает их к чьей-то голове. Не желал бы я быть на месте этого кого-либо. С его очами мне было бы очень не по для себя.

– Боже! Неуж-то дождик начинается? А я все окна оставил открытыми! Бедный мой новый «шеви ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава»!

Неожиданный дождик застучал по высочайшей крыше склада. Звук, не много чем отличающийся от «тра-та-та-та» военных барабанов, возвестил о возникновении Хикока. В сопровождении 6 сторожей и бормочущего молитвы священника он приблизился к эшафоту, где на него надели наручники и уродливой сбруей из кожаных ремней притянули руки ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава к туловищу. У подножия виселицы начальник прочитал ему официальный приказ о приведении в выполнение смертного приговора, документ на две странички; и пока начальник читал, глаза Хикока, ослабевшие после 10 лет тюремного полумрака, плутали по лицам присутствующих; в конце концов, не лицезрев того, кого он находил, Дик спросил шепотом наиблежайшего к ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава нему сторожа, нет ли здесь кого-нибудь из семьи Клаттеров. Когда ему произнесли, что нет, заключенный, казалось, был разочарован, будто бы решил, что протокол этого обряда мести не соблюден подабающим образом.

По традиции начальник кутузки, зачитав текст, спросил осужденного, не желает ли он сказать последнее слово. Хикок кивнул.

– Я просто ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава желал сказать, что не держу на вас обиды. Вы посылаете меня в наилучший мир, чем тот, что я знал. – Позже, как будто желая выделить свои слова, он поменялся рукопожатием с теми 4-мя людьми, которые и были несут ответственность за его арест и осуждение, и все попросили разрешения находиться ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава при экзекуции: агенты Рой Черч, Кларенс Дунц, Гарольд Най и сам Дьюи. – Рад вас созидать, – произнес Хикок с самой прелестной ухмылкой; казалось, он приветствует гостей на собственных похоронах.

Палач кашлянул – нетерпеливо снял шапку и опять надел, жестом, несколько напоминающим тот, каким канюк в раздражении приглаживает перышки на шейке, – и ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава Хикок, подталкиваемый сопроводителем, взошел по ступеням. «Бог отдал, Бог взял. Да святится имя Божие», – пропел капеллан через шум нарастающего дождика, пока на шейку осужденному надевали петлю, а глаза завязывали черным платком. «Да помилует Бог твою душу». Лючок открылся, и Хикок повис на целых 20 минут, пока тюремный доктор не произнес ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава в конце концов: «Я объявляю этого человека мертвым». Катафалк с включенными фонарями, покрытый каплями дождика, заехал в помещение. Тело было закутано в одеяло, уложено на траву, и катафалк увез его в ночь.

Смотря ему вослед, Рой Черч покачал головой:

– Никогда бы не поразмыслил, что у него есть мужество. Уйти так, как он ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава. Я считал его трусом.

Человек, к которому он обращался, тоже детектив, произнес:

– Да ну, Рой. Юноша был подонком. Подлым ублюдком. Он заслужил это.

Черч все же продолжал вдумчиво качать головой.

В ожидании 2-ой экзекуции репортер заговорил с сторожами. Репортер спросил:

– Вы в первый раз присутствуете при повешении ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава?

– Я лицезрел, как погиб Ли Эндрюс.

– А я в первый раз.

– Да, ну и как вам это нравится?

Репортер сжал губки.

– Никто из нашей редакции не желал идти. Я тоже. Но это было не так плохо, как я ждал. Приблизительно как прыжок с трамплина. Только с веревкой на шейке.

– Они ничего ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава не ощущают. Ух, бух, и все. Они ничего не ощущают.

– Вы убеждены? Я стоял близко. Мне было слышно, как он задыхался.

– Это да, только он все равно ничего не ощутил. По другому бы это было негуманно.

– Да. И, наверняка, им еще скармливают всякие наркотики.

– Уж вот нет ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава. Это против правил. А вот и Смит.

– Черт возьми, я и не зная, что он таковой коротконогий.

– Да, он мал ростом. Но тарантул еще меньше.

Когда Смита привели на склад, он увидел собственного старенького противника, Дьюи; он не стал жевать «Даблминт» и, усмехнувшись, подмигнул ему, бойко и коварно. Но ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава после того, как начальник спросил, не вожделеет ли он чего-нибудть сказать, лицо его стало суровым. Глаза Перри пристально осметрели лица очевидцев, поглядели на палача, позже опустились к закованным рукам. Он смотрел на свои пальцы, покрытые пятнами чернил и краски, так как последние три года заключения он провел ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава за рисованием автопортретов и портретов деток, обычно деток товарищей по несчастью, которые давали ему фото собственных изредка приходящих отпрысков.

– Я думаю, – произнес он, – хреново заканчивать жизнь так, как я. Я не считаю, что смертная казнь оправдана, нравственно либо юридически. Может быть, я мог бы как-то искупить, как-то ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава… – Его уверенность пошатнулась; смущение приглушило его глас до чуть различимого шепота. – Было бы глупо приносить извинения за то, что я сделал. И даже неприемлимо. Но я все таки приношу свои извинения.

Ступени, петля, повязка; но до этого, чем ему завязали глаза, заключенный выплюнул жвачку в протянутую ладонь священника. Дьюи ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава закрыл глаза и не открывал их, пока не услышал глухой треск, который гласил о том, что веревка сломала шейку. Как и большая часть лиц, занимающихся охраной правопорядка, Дьюи был уверен, что высшая мера наказания является средством предостережения от тяжких злодеяний, и считал, что как раз в этом случае она ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава была очень уместна. Предшествующая казнь его не взволновала, он всегда считал Хикока просто маленьким проходимцем, который скатился на самое дно, пустым и бесполезным. Но Смит, хотя конкретно он был реальным убийцей, вызывал у него другие чувства, так как Перри обладал аурой загнанного животного, раненого зверька, спасающегося бегством, и это не ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава могло бросить детектива флегмантичным. Он помнил свою первую встречу с Перри в комнате для допросов в штабе милиции Лас-Вегаса – недоразвитый полумужчина-полумальчик посиживал на железном стуле, и его мелкие ступни чуть доставали до пола. И когда сейчас Дьюи открыл глаза, он увидел их: те же самые детские ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава ступни, болтающиеся в воздухе.

Дьюи представлял, что со гибелью Смита и Хикока он переживет некоторую чувственную разрядку, чувство освобождения, облегчения от того, что все завершилось так, как того добивалась справедливость. Но заместо этого он нашел, что вспоминает эпизод практически годовой давности, случайную встречу на кладбище Вэлли-Вью, которая, как он ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава сейчас сообразил, более либо наименее закрыла для него дело Клаттера.

Пионеры, основавшие Гарден-Сити, вынужденно вели спартанский стиль жизни, но когда настало время устроить официальное кладбище, они твердо решили, невзирая на бесплодную почву и трудности с транспортировкой воды, сделать прибыльный контраст пыльным улицам и невеселым равнинам. Итог их трудов ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава, который окрестили Вэлли-Вью, находится на низком плато к северу от городка. Сейчас это черный полуостров, отороченный холмистым прибоем пшеничных полей, – не плохое укрытие в горячий денек, с обилием тенистых тропинок, повдоль которых вырастают высочайшие деревья, посаженные первопоселенцами.

В один прекрасный момент в полдень, в мае прошедшего года, когда поля пылают ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава зеленоватым золотом еще низкой пшеницы, Дьюи несколько часов провел в Вэлли-Вью, пропалывая могилу отца, что издавна уже пора было сделать. Дьюи было 50 один, на четыре года больше, чем тогда, когда он вел следствие по делу Клаттера; но он все еще был строен и резв в ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава движениях и все так же являлся наилучшим агентом Канзасского бюро расследований в западном Канзасе; только неделю вспять он изловил пару угонщиков рогатого скота. Мечта обустроить свою ферму не сбылась, так как супруга его так и не отважилась жить в уединенном месте. Заместо этого Дьюи выстроили новый дом в городке; они ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава гордились им, гордились и отпрысками, у каких уже сменились голоса и по росту они догнали отца. Старший мальчишка осенью собирался поступать в институт.

Окончив прополку, Дьюи решил пройтись по тихим тропинкам. Он тормознул у надгробной плиты, где не так давно было вырезано имя Тэйта. Арбитр Тэйт погиб от ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава пневмании в прошедшем ноябре, и венки бордовых роз, перевитых полинявшими от дождиков лентами, все еще лежали на земле. Рядом с ними на более свежайшем холме лежали более свежайшие лепестки – могила Бонни-Джин Ашида, старшей дочери Ашида, которая погибла в автокатастрофе, когда приезжала в Гарден-Сити. Погибели, рождения, браки – кстати, на деньках он ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава слышал, что дружок Нэнси Клаттер, юный Бобби Рапп, уехал из Холкомба и женился.

Могилы Клаттеров, четыре насыпи под одним сероватым камнем, находились в далеком уголке кладбища – не под деревьями, а на солнце, практически на краю пшеничного поля. Подойдя к ним, Дьюи увидел, что там уже кто ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава-то стоит: эластичная женщина в белоснежных перчатках, с гладкой шапочкой темно-русых волос и длинноватыми роскошными ногами. Она улыбнулась ему, но он не мог вспомнить, кто она такая.

– Запамятовали меня, мистер Дьюи? Сьюзен Кидвелл.

Он засмеялся, она тоже.

– Сью Кидвелл, вот это да! – Он не лицезрел ее с того времени ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава, как завершился трибунал; тогда она была еще ребенком. – Как ты? Как мать?

– Спасибо, отлично. Она как и раньше преподает музыку в холкомбской школе.

– Давненько там не бывал. Какие анонсы?

– О, начали молвить о том, что будут мостить улицы. Но вы же понимаете Холкомб. Вообще-то я там изредка бываю. На данный ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава момент учусь на первом курсе в К. У., – произнесла она, имея в виду Канзасский институт. – Я приехала всего на некоторое количество дней.

– Это замечательно, Сью. Что ты изучаешь?

– Все. Искусство приемущественно. Мне нравится. Я вправду очень довольна. – Она посмотрела на прерии. – Мы с Нэнси совместно собирались туда поступить. Задумывались ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава, что будем жить в одной комнате. Я время от времени думаю об этом. Время от времени, когда мне прекрасно, я начинаю мыслить о тех наших планах.

Дьюи поглядел на сероватый камень с 4-мя именами и одной датой погибели: 15 ноября 1959 года.

– Ты нередко сюда приходишь?

– Временами. Черт ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава, какое колоритное солнце. – Она надела черные очки. – Помните Бобби Раппа? Он женился на прекрасной девице.

– Я слышал.

– Коллин Уайтхерст. Она правда кросотка. И очень милая.

– Тем лучше для Бобби. – И, чтоб подразнить ее, Дьюи добавил: – Ну а ты как? У тебя, должно быть, много поклонников.

– Да так, ничего сурового ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава. Но вы мне напомнили… У вас есть часы? О! – воскрикнула она, когда он произнес ей, что уже 5-ый час. – Мне нужно бежать! Но я была рада вас созидать, мистер Дьюи.

– И я был рад тебя созидать, Сью. Фортуны, – кликнул он ей вдогонку, когда она поспешно скрылась на тропинке, хорошая женщина с гладкими ПОСЛЕДНИЕ, КТО ВИДЕЛ ИХ ЖИВЫМИ 24 глава русыми волосами, развевавшимися на бегу, – вточности такой же юный дамой могла бы быть Нэнси.

Позже Дьюи по аллее пошел домой, оставляя за спиной большущее небо, шепот ветра и клонящихся пшеничных колосьев.


poslednie-kto-videl-ih-zhivimi-12-glava.html
poslednie-kto-videl-ih-zhivimi-18-glava.html
poslednie-kto-videl-ih-zhivimi-24-glava.html