Последняя квартира Моцарта 2 глава

Гроб усмехнулся:

– Кто может предугадать капризы публики? Помните, Бетховен не постесняется запросить с вас побольше. Сколько Общество готово уплатить за ораторию?

– Не знаю, – ответил Джэсон. – Все находится в зависимости от событий.

– Отчего начальник милиции изменил свое мировоззрение и отдал разрешение на концерт? – спросила Дебора.

– Видимо, удостоверился, что музыка не подрывает основ Последняя квартира Моцарта 2 глава страны.

– А откуда он это знал, не прослушав музыку? Гроб снисходительно поглядел на нее.

– Полностью может быть, что один из музыкантов оркестра состоял на службе в милиции. В Вене это бывало.

– Шпион? Осведомитель? – возмутился Джэсон.

– Это одно из догадок. Но я подозреваю, что князь Седельницкий, как глава Последняя квартира Моцарта 2 глава милиции, решил освободить себя от противных сюрпризов. Ну, а когда после генеральной репетиции он удостоверился, что музыка Бетховена применима, он решил, по мере способности, не раздражать влиятельных покровителей Бетховена. К тому же он гордился собственной просвещенностью. Оглядывая зал, я увидел в глубине одной из лож и самого князя в окружении Последняя квартира Моцарта 2 глава целой свиты подчиненных, принципиального, как будто эрцгерцог, и накрепко укрытого от взглядов.

– Как же музыка Бетховена? – спросил Джэсон. С каждым новым упоминанием фигура князя Седельницкого становилась все более наизловещей, и Джэсону хотелось переменить тему разговора. – Вам приглянулись его новые сочинения?

Гроб гордился своими суждениями и не вожделел спешить. Взвешивая каждое Последняя квартира Моцарта 2 глава слово, он продолжил рассказ.

– Я никогда не питал особенной любви к духовной музыке, потому практически не прислушивался, пока не раздались аккорды новейшей симфонии. Бетховен не приспосабливался к вкусам публики, я это сообразил сходу, он сочинил музыку темную, торжественную, исполненную бурных, напряженных страстей-; он как будто кидал вызов всему свету Последняя квартира Моцарта 2 глава: „Пусть я глух, но я одержал победу. Я одолел, а на остальное наплевать!“

Бетховен стоял по правую руку от дирижера, неотрывно смотря в партитуру, как будто желая убедиться в точности выполнения, но я не колебался, что он не слышит ни единой нотки. Я пристально смотрел за ним. Потом Последняя квартира Моцарта 2 глава он повернул голову так, чтоб его ухо, не утратившее еще остатков слуха, могло поймать некие звуки. Мне казалось, что каждый раз, когда исполнялась его музыка, Бетховен некий частью собственного существа возлагал надежды чего-нибудть услышать. И каждый раз вытерпел разочарование.

Когда симфония завершилась, нарастающие рукоплескания вылились в бурную овацию; подобного Последняя квартира Моцарта 2 глава экстаза я, пожалуй, никогда в жизни не слыхал. Повернувшись спиной к бушевавшей публике, Бетховен был недвижим. Он ничего не слышал.

И как раз тогда, когда овация, казалось, достигнула собственного апогея, Каролина Унгер, которая пела в симфонии, вышла из-за кулис на сцену и раскланялась перед экзальтированно аплодировавшей публикой, а потом Последняя квартира Моцарта 2 глава взяла Бетховена под руку и повернула его лицом к залу, чтоб он мог узреть, как зрители машут ему платками и бешено хлопают. И вдруг его фигура, схожая неразговорчивому изваянию, оживилась и подалась вперед, он, в конце концов, понял происходящее и, как будто высвободившись из ледяных тисков, поклонился залу Последняя квартира Моцарта 2 глава.

Это был расчудесный момент! Он стоял, смотря на машущий ему восхищенный зал и как будто приветствовал прорезавший мглу свет, броский и теплый, как само солнце. Я навечно запомнил это мгновение.

Ответом на его поклон был долгий взрыв рукоплесканий, схожий грому посреди ясного неба. Каролина Унгер, к которой он Последняя квартира Моцарта 2 глава питал симпатию, опять подтолкнула его вперед.

И когда он опять поклонился, клики и взмахи платков возобновились с таковой страстью, что в один момент раздался глас начальника милиции: „Достаточно!“

Меня это неприятно поразило, и у меня невольно мелькнула идея, что сейчас глухота Бетховена, который стоял как будто Орфей в аду, оказалась Последняя квартира Моцарта 2 глава очень кстати.

Но публика не направила никакого внимания на крик князя Седельницкого, сейчас она готова была пренебречь цензурой и дать волю своим эмоциям.

По обычаю императорскую семью три раза приветствовали рукоплесканиями, но Бетховена публика принудила раскланиваться 5 раз!

„Правильно, Седельницкий сейчас сожалеет, что не воспретил концерт, – прошептал мне доктор Лутц. – Сейчас Последняя квартира Моцарта 2 глава на произведения Бетховена уже никто не наложит запрета“.

Через несколько недель концерт повторили, и все обошлось умиротворенно, без вмешательства властей.

– И Бетховену заплатили сколько он желал? – спросила Дебора.

– Нет. Его ждало сильное разочарование. Хотя доход от концерта составил более 2-ух тыщ гульденов, после уплаты всех расходов ему Последняя квартира Моцарта 2 глава причиталось всего только четыреста гульденов. Бетховен был жутко рассержен. Но, может, вот поэтому он с особенным вниманием отнесется к заказу на ораторию. Ну, а вы, государь Отис, что вы решили насчет собственных средств?

– Я желаю поместить их в ваш банк. Когда мы тут совсем устроимся.

– Отлично. Вы об этом Последняя квартира Моцарта 2 глава не пожалеете.

Лицо Гроба засияло доброжелательной ухмылкой, и Джэсон осмелился попросить:

– Я буду вам очень должен, если вы сможете побеседовать с Губером относительно наших паспортов.

– Теперь-то вы, в конце концов, поверили, что Моцарт погиб естественной гибелью?

Джэсон кивнул, не хотя продолжать разговор на данную тему из боязни проговориться.

– Я Последняя квартира Моцарта 2 глава постараюсь сделать все, что в моих силах, – пообещал банкир.

– Благодарю вас. Я думаю переехать из гостиницы. К тому же очень обременительно докладывать в полицию о каждом собственном шаге.

– Вы недовольны комнатами?

Не мог же он признаться Гробу, что квартиру их подвергли обыску, и Джэсон опять только кивнул в ответ Последняя квартира Моцарта 2 глава.

Но Гроб, желая выделить свою значимость и показать, что его не стоит недооценивать, увидел:

– Что ж, вы верно решили. Вам будет куда удобней жить на личной квартире. Ключи от нее будут находиться только у вас.

Заметив смущение Джэсона, Дебора поторопилась ему на помощь:

– Государь Гроб, вы так и Последняя квартира Моцарта 2 глава не докончили собственный рассказ. Я не сообразила, отчего поведение Бетховена чуток было не вызвало скандал?

– Колебаться в необходимости цензуры было с его стороны неразумно. Следует уважать установленные правила приличия, а он мог вызвать своим поведением публичные кавардаки. Его музыка могла послужить поводом к общественному проявлению недовольства. Его республиканские взоры отлично Последняя квартира Моцарта 2 глава всем известны. Очень экзальтированные рукоплескания могли привести к ненужным последствиям.

– И это все из-за того, что он достигнул выполнения 2-ух собственных сочинений? – с неодобрением спросил Джэсон.

– Музыка здесь ни при чем. Дело в том, что Бетховен вел себя вызывающе. Конкретно этому более всего и рукоплескал зал Последняя квартира Моцарта 2 глава. Его произведения с течением времени все равно бы исполнили. Ранее либо позднее.

Музыкальный мир Вены до сего времени представлялся Джэсону щедро населенным талантами. Но рассказ Гроба и то раздражение, с каким он отвечал на их вопросы, стараясь при всем этом сохранить внешнюю пристойность, принудили Джэсона поверить в действительность угроз Последняя квартира Моцарта 2 глава, грозящих композиторам.

Вид у Гроба вдруг опять стал задумчивым. Он произнес:

– Вам необходимо слушать бетховенскую музыку. Ее исполняют на последующей неделе, совместно с симфонией Моцарта и сочинением Шуберта, нового юного композитора. Будет очень кстати, если при встрече с Бетховеном вы можете побеседовать о его музыке. Я могу аккомпанировать вас на концерт.

Понимая Последняя квартира Моцарта 2 глава, что это шаг к примирению и что, невзирая на разногласия, банкир оказался ему полезен, Джэсон поблагодарил:

– Вы очень разлюбезны, государь Гроб.

– Венцы самый музыкальный люд в мире, – с гордостью объявил Гроб.

– Потому мы сюда и приехали.

– Очевидно, Вы очень напористый юноша. – И после долгой паузы банкир добавил Последняя квартира Моцарта 2 глава: – Если концерт и явился в некий степени демонстрацией эмоций, то в общем все сошло благополучно. Хотя публика и перебежала пределы допустимого. Что ж, я должен признать, что симфония отдала им для этого повод. Иногда бетховенская музыка казалась мне хаотичным смешением звуков, иногда она утомляла, и я до сего времени Последняя квартира Моцарта 2 глава не имею о ней определенного представления, но, как ни умопомрачительно, нахожусь под ее впечатлением повсевременно. Когда я слушал ее, она казалась мне кликом о помощи. Невзирая на оду „К радости“, Бетховен как будто возвещал миру о собственных страданиях; но сейчас я сообразил, что то не был вопль о помощи, ведь он Последняя квартира Моцарта 2 глава знает, что никто не способен ему посодействовать и положить конец его страданиям; то не был даже вопль отчаяния, вроде бы горестно ни звучала музыка, нет, это была быстрее победа над одолевавшими его ужасами. Вопль шел из самой глубины сердца, его должны были услышать, в нем звучала сразу надежда и Последняя квартира Моцарта 2 глава глубочайшая грусть.

Джэсон чуток было не спросил Гроба, а не испытывает ли он подобные чувства только поэтому, что они его внемлют? Но он не спросил, решив, что лучше бросить этот вопрос без ответа.

Гроб казался от всей души раздосадованным.

Река жизни

Спустя неделю состоялся симфонический концерт. Он был Последняя квартира Моцарта 2 глава дан австрийским филармоническим Обществом в театре „Кертнертор“. В программке концерта стояли увертюра к „Розамунде“ Шуберта, симфония ля мажор Бетховена и симфония соль минор Моцарта.

– Чисто венская программка, – произнес Гроб, сопровождая Джэсона, Дебору и доктора Лутца в ложу. – В Вене обожают симфонии. В выполнении симфоний у нас нет конкурентов Последняя квартира Моцарта 2 глава. Ведь Вена – родина отца симфонии Гайдна и признанного мастера симфонии Бетховена.

Джэсон в первый раз в жизни находился на концерте симфонической музыки. В этом театре ему все казалось расчудесным. Никогда еще он не лицезрел такового огромного числа музыкантов, ни в Бостоне ну и во всей Америке не слышал подобного Последняя квартира Моцарта 2 глава оркестра. Сыгранность оркестра, подчинявшегося каждому движению дирижера, потрясла его.

И здесь Джэсон вздрогнул от неожиданности: посреди музы кантов он увидел Эрнеста Мюллера. Дебора тоже увидела Эрнеста и сделала символ Джэсону, чтобы он молчал. Почему престарелый музыкант не оповестил их о концерте дивился Джэсон. Тут ведь было чему поучиться Джэсон Последняя квартира Моцарта 2 глава пристально слушал, весь отдавшись во власть музыки.

После увертюры к „Розамунде“ доктор Лутц произнес:

– Шуберт непременно одарен, его мелодиям нет равных.

Джэсон согласно кивнул. Его пленила нежность и краса шубертовской музыки. Но он сходу сообразил, что Бетховен – совсем другой, в чем либо обратный Шуберту.

До симфонии ля мажор Гроб с Последняя квартира Моцарта 2 глава видом знатока объяснил Джэсону.

– Это седьмая по счету бетховенская симфония. 1-ое ее выполнение явилось реальным триумфом Красивая вещь. Меж иным, достаточно патриотичная.

Нет, бетховенская симфония – это нечто еще боль шейке, задумывался Джэсон, музыка его быстрее императивная, ежели прекрасная, полная бурной динамики, лишенная всякой сдержанности. В ней ощущалась воля человека Последняя квартира Моцарта 2 глава, с которой нельзя было не считаться, симфония утверждала это каждой ноткой Композитор по-своему и напористо выражал свою идея, он держал музыку в полном руководстве, наделяя ее страстной выразительностью.

В антракте Джэсон посиживал погруженный в раздумье, в то время как другие оживленно дискутировали. Влюбленный в музыку Моцарта, он Последняя квартира Моцарта 2 глава не мог настолько же стремительно дать свое сердечко Бетховену, хотя бетховенская музыка очень взволновала его. Ему казалось, что схожая неожиданная любовь не отыскала бы, в отличие от Моцарта, ответного отклика у самого Бетховена. Но симфония ля мажор не выходила у него из головы, правда ему не удавалось с легкостью напевать Последняя квартира Моцарта 2 глава ее про себя, как это выходило с большинством мелодий Моцарта.

Симфония Бетховена не оставила флегмантичной и Дебору Он выражал свои чувства с умопомрачительной, всепокоряющей силой и ей это нравилось. Логично, задумывалась она, что композитор запрашивал за свои сочинения настолько высшую стоимость.

1-ые же аккорды моцартовской симфонии соль минор восхитили Джэсона Последняя квартира Моцарта 2 глава. Ему никогда не доводилось слышать ничего подобного. Казалось, Моцарт вложил в эту музыку всего себя полностью. Вот глас поет во мраке, а позже как будто освободившись от кандалов мглы, вырывается на сверкающий солнечный свет. Если б господь мог петь, он пел бы конкретно таким голосом. Слушая эту музыку, кажется, что Последняя квартира Моцарта 2 глава ты паришь в вышине, меж небом и землей, и все доступно твоему взгляду Моцарт! Какое поразительное, сложнейшее создание природы!

Когда соль-минорная симфония завершилась и раздались рукоплескания, доктор Лутц грустно покачал головой.

– Поразмыслить только, что при жизни Моцарта она никогда не исполнялась, – произнес он.

– Неописуемо! – Джэсон Последняя квартира Моцарта 2 глава ушам своим не веровал. – Он ведь был уже известным композитором, когда ее писал, не так ли?

– Да, с шестилетнего возраста он прославился как вундеркинд и стал самым известным пианистом Европы. Большая часть его произведений исполнялось сходу после их сотворения В большинстве случаев он писал их для грядущего концерта Он был Последняя квартира Моцарта 2 глава наилучший пианист собственного времени и практически все фортепьянные концерты писал для собственного выполнения.

– Неуж-то он вправду не слышал выполнения этой соль-минорной симфонии?

– Никогда! – с грустью произнес Лутц. – Последние три симфонии были найдены только после его погибели. Они прозвучали только у него в голове.

– Но почему? Такую божественную Последняя квартира Моцарта 2 глава музыку я услышал в первый раз.

– Причина неведома.

– Как это все трагично.

– И все же он продолжал придумывать.

Джэсон увидел, что Гроб не пропускает ни одного слова, и все-же отважился задать медику Лутцу вопрос:

– А не кажется ли вам, что все это имеет конкретную связь с событиями тех пор Последняя квартира Моцарта 2 глава?

– Что вы желаете сказать? – спросил доктор Лутц. Рукоплескания стихли, и публика покидала зал. Дебора встала, всем своим видом выражая нетерпение.

– Государь Гроб говорил, что Девятой симфонии Бетховена угрожала та же участь По политическим причинам.

– С Моцартом все было по другому, – увидел Гроб. – Пожалуй, нам пора идти.

– Одну минуту Последняя квартира Моцарта 2 глава. Скажите, доктор Лутц, вы считаете, предпосылки здесь были политические?

– Они были несколько другими, чем у Бетховена.

– Какими же?

Скрывая свое раздражение, Гроб оборвал их с обходительной ухмылкой:

– Я считал, государь Отис, что вы не будете вмешиваться в эти дела.

– А я и не вмешиваюсь. Просто не верится, что такая красивая Последняя квартира Моцарта 2 глава музыка не заслужила выполнения.

– Многие вещи невообразимо для себя представить. И все-же они происходят. Тут вблизи есть благопристойная кофейня, где мы сможем обсудить ваш грядущий визит к Бетховену.

Когда они вышли из театра, доктор Лутц отстал от Гроба и Деборы и тихо произнес Джэсону:

– Антон Гроб считает мое мировоззрение Последняя квартира Моцарта 2 глава ни на чем же не основанным, но я придерживаюсь его уже много лет. Мне всегда казалось, что причина равнодушия к Моцарту в последние годы его жизни заключалась не в нем самом. Виновато было время, в которое он жил. В 1789 году с падением Бастилии началась Французская революция, а к 1791 году Последняя квартира Моцарта 2 глава, году его погибели и большего забвения, Марию Антуанетту заточили в кутузку и ей угрожала казнь, что и вышло позднее. Она была австрийской принцессой и сестрой правителя. Естественно, что все заботы императорской семьи были о ней и о своей безопасности. Революция во Франции перевоплотился в реальную опасность Последняя квартира Моцарта 2 глава, так что у дворянства, и тем паче у императорской семьи, не было ни времени, ни способности помыслить о ординарном музыканте. Его судьба никого не волновала, все были заняты неудачой, грозившей Марии Антуанетте. Вот почему Моцарт был забыт и погиб в таком юном возрасте. Как о нем запамятовали, он впал в Последняя квартира Моцарта 2 глава бедность и уже не в состоянии был прокормить себя; а его роковая болезнь явилась результатом этих несчастных событий.

– Вы считаете, что Моцарт явился жертвой Французской революции?

– По существу, да.

– Но вы допускаете, что у него могло быть много недругов?

– Которые вредили ему. Да. Но что по-настоящему загубило его, так это Последняя квартира Моцарта 2 глава Французская революция. Моцарт пал жертвой собственного времени.

Джэсон ощущал, что Лутц гласит с искренней убежденностью. И, по всей вероятности, рассуждал он, действия тех пор вправду не благоприятствовали Моцарту. Но за этим оставалось еще много нерешенных вопросов.

Кофейня находилась недалеко от театра „Кертнертор“; широкая древесная дверь, увенчанная кружевной Последняя квартира Моцарта 2 глава решеткой, вела в просторный, светлый зал; лампы висели практически над каждым столом.

Гроб, как видно, завсегдатай кофейни, предложил им на выбор баварское пиво, великодушное Сексардское вино, темный кофе, кофе с молоком, жаркий пунш и бренди.

Официант с услужливостью провел их к возлюбленному столу банкира, откуда отлично обозревался весь зал.

– Сюда Последняя квартира Моцарта 2 глава время от времени входит Шуберт, – произнес Гроб. – Вам нравится его музыка, государь Отис?

Гроб расположился меж Джэсоном и Деборой, а доктор Лутц занял место рядом.

– Да, я нахожу музыку Шуберта приятной, – отозвался Джэсон. – Мы благодарны вам за концерт. Почти все явилось для меня открытием.

– Шуберт перспективный юный композитор Последняя квартира Моцарта 2 глава. Ну, как вам приглянулась симфония Бетховена?

– Необыкновенно! А сам Бетховен таковой же категоричный и императивный, как его музыка?

– Он любит считать себя неуязвимым, а когда жизнь обосновывает оборотное, он сердится. Он ворачивается в Вену на последующей неделе, и я желаю устроить вам встречу. Госпожа Отис, а вам концерт Последняя квартира Моцарта 2 глава приглянулся?

– Очень приглянулся. В особенности Бетховен. – Симфония соль минор Моцарта задела очень заветные струны ее души, и ей не хотелось ни с кем делиться своими переживаниями.

– Государь Гроб, – спросил Джэсон, – вы гласили с Губером относительно наших паспортов?

– Я выполнил свое обещание.

– И что все-таки?

– Губер рассматривает вашу просьбу.

– Но он Последняя квартира Моцарта 2 глава не возвратил паспорта?

– Пока нет. Это вопрос времени. Дебора спросила:

– Когда же он их даст?

– Не надо вмешиваться в работу милиции, госпожа Отис. У их свои законы и им следует подчиняться. Если все пойдет гладко, вы скоро получите паспорта назад. Государь Губер не оставит без внимания мою просьбу Последняя квартира Моцарта 2 глава.

– Вы, по-видимому, сделали все от вас зависящее, – обходительно увидела Дебора, никак не будучи в том уверена. – Мы ценим ваше дружественное роль.

– Спасибо. Надеюсь, вы последуете моему хорошему совету. Как вы переедете на квартиру, я извещу Губера. Ему все равно все станет понятно, в неприятном случае это произведет на него ненужное Последняя квартира Моцарта 2 глава воспоминание.

– Я извещу Губера сам. А знает ли Бетховен, почему я желаю с ним повстречаться?

– Я не вдавался в подробности. Вы это сделаете сами. Он не прячет, что нуждается в деньгах, ну, а то, что вас представляю я, имеет немаловажное значение. Бетховен отлично ознакомлен о репутации Последняя квартира Моцарта 2 глава моего банкирского дома и произнес, что рад будет с вами познакомиться. Но он человек настроения. Не удивляйтесь, если он не раз изменит денек встречи и, тем паче, свое отношение во время беседы.

– Как мне помнится, государь Отис, – вдруг возвратился к прежней теме доктор Лутц, – Моцарт предлагал свою соль-минорную симфонию нескольким Последняя квартира Моцарта 2 глава музыкальным издателям, в том числе и Фрицу Оффнеру, но неудачно.

– Непостижимо! – воскрикнул Джэсон. – Мне кажется, единственное, о чем я пожалею на смертном одре, так это о том, что никогда больше не услышу эту симфонию. Ты согласна со мной, Дебора?

Соль-минорная симфония приглянулась Деборе больше других вещей Последняя квартира Моцарта 2 глава Моцарта, музыка глубоко тронула ее, но ей не хотелось в этом признаваться. Что нового может она сказать о симфонии, чего бы не произнес сам Джэсон. И Дебора отвертелась уклончивым ответом:

– Необыкновенная музыка. Бурная, как будто река жизни. Мне хотелось бы слушать ее снова.

Нечто новое

Джэсон подыскал комнаты на Петерсплац Последняя квартира Моцарта 2 глава, которые пришлись ему по вкусу, и, решив сделать сюрприз Деборе, повел ее глядеть квартиру уже после того, как ее снял.

Пока они пешком направлялись к их новенькому жильу, он и словом не оговорился о цели прогулки. В молчании прошли они весь Грабен, свернули на Петерсплац, – небольшую площадь чуток в стороне от Грабена Последняя квартира Моцарта 2 глава, – обогнули древную церковь св. Петра, и здесь Джэсон замедлил шаги.

Он был в приподнятом настроении. Остановившись перед сероватым трехэтажным домом, очень схожим на тот, в каком Моцарт провел последний год жизни, Джэсон похвалился:

– Я снял тут квартиру в 5 комнат. Хозяйка живет в первом этаже, а мы займем Последняя квартира Моцарта 2 глава весь бельэтаж: 2-ой этаж свободен, означает, нам будет тихо. А Ганс может поселиться в мансарде. Здесь есть и конюшня для нашей кареты и лошадок, а сзади дома сад – все к нашим услугам.

Ах так, поразмыслила Дебора, всем распорядился сам, даже с ней не посоветовался. Она ощутила себя обиженной Последняя квартира Моцарта 2 глава, хотя дом ей приглянулся.

– Дом не очень прекрасен, – ответила она. – Церковь будет вечно у нас перед очами, а уродливее строения я не видывала, нечто серо-желтое и купол тяжкий, ну прямо турецкий, а все вкупе жалкое подражание Святому Петру в Риме.

– Но размещение красивое. Тут мы обретем то уединение, о Последняя квартира Моцарта 2 глава котором желали. Сюда не доносится шум с Грабена и в то же время мы в центре городка.

– А довольно ли света и воздуха?

– Окна выходят на юг и на запад, означает, солнца и тепла будет довольно. И в отличие от сырых, черных узеньких улочек, которые для тебя не по вкусу Последняя квартира Моцарта 2 глава, Петерсплац открытое и светлое место.

Но Дебора решила так просто не сдаваться и никакого энтузиазма не проявлять. Место ей нравилось, но переезд не предсказывал ничего неплохого. Не сделает ли Джэсон эту квартиру их неизменным местожительством?

– До дома Эрнеста Мюллера и Гроба отсюда совершенно неподалеку, – произнес Джэсон, – а дом Моцарта Последняя квартира Моцарта 2 глава, где он жил со собственной супругой, и совсем по соседству.

– Кто для тебя показал этот дом, Мюллер?

– Чем ты недовольна?

– Вы осматривали его без меня? – Это прозвучало как обвинение, и он рассердился. Собственническая черта в ее нраве – желание смотреть за каждым его шагом – вызывала у него неприязнь Последняя квартира Моцарта 2 глава. Слава богу, он смог избежать ее опеки и при помощи Мюллера снял этот дом.

– Мне казалось, ты не доверяешь Мюллеру, – увидела Дебора.

– Кое в чем же не доверяю. Пойдем, я познакомлю тебя с хозяйкой.

Им пришлось длительно стучать в древесную громоздкую дверь, пока на стук отозвались. Уж не готовит ли ей Джэсон Последняя квартира Моцарта 2 глава здесь кутузку, поразмыслила Дебора, но фрау, открывшая дверь, здесь же представилась Мартой Барон и приветливо поздоровалась. Она была малеханькой, худощавой дамой, со сморщенной, как пергамент, кожей, и умопомрачительно слово охотливой; она здесь же принялась говорить, что ее супруг и двое отпрыской погибли в наполеоновских войнах, в чем повинны Последняя квартира Моцарта 2 глава Габсбурги, и единственное, что у нее осталось – этот дом. Да, кстати сказать, государь Моцарт пребывал здесь по соседству.

Джэсон повел Дебору наверх. Древная каменная лестница ничем не освещалась, окружающий мрак нагонял на Дебору тоску и угнетение. 1-ая комната-„наша приемная“, произнес Джэсон, – оказалась маленький и робко обставленной Последняя квартира Моцарта 2 глава и не произвела на Дебору воспоминания, но зато последующая – „гостиная“, с гордостью объявил он, – пришлась даже ей по вкусу. Большая и квадратная, она создавала воспоминание простора. Стулья, обитые белоснежной парчой, два прекрасной работы дубовых стола и маленькая люстра; но Дебору неприятно поразили следы сапог на красноватом бархате дивана.

– Здесь спал Последняя квартира Моцарта 2 глава французский офицер, когда Вена была занята войсками Наполеона, – объяснил Джэсон.

Джэсон пришел в экстаз от широких окон, выходящих на Петерсплац.

– Весь денек у нас будет солнце! – объявил он. Музыкальная комната изумила Дебору. В ней стояло огромное темное фортепьяно и было огромное количество книжек, посреди их некие по музыке.

– Ранее Последняя квартира Моцарта 2 глава тут жил музыкант, – объяснил Джэсон. – Он сам обставил эту комнату. Здесь была его неизменная квартира.

– А что с ним случилось? Джэсон, нахмурившись, молчал.

– Он попал в кутузку? Либо захворал?

– Нет. Позже узнаешь. Он погиб несколько недель вспять. Потому и освободилась квартира. Он был другом Эрнеста Мюллера, который и направил меня сюда Последняя квартира Моцарта 2 глава.

Если ранее Дебора готова была признать мудрость его решения, то сейчас ее настроение поменялось. Идея о том, что ей придется жить в доме, где кто-то погиб, спать на его кровати, навела ее на печальные размышления о своей смертности и ей захотелось без оглядки бежать отсюда.

Джэсон поторопился увести Последняя квартира Моцарта 2 глава ее в спальню, забавно говоря:

– Не достаточно того, что я смогу здесь играть и придумывать музыку, – и это вновь усилило ужасы Деборы – уж не желает ли Джэсон поселиться здесь навечно? – В нашем распоряжении очаровательный сад, где можно почитать и отдохнуть.

Окна спальни выходили в густой сад и Последняя квартира Моцарта 2 глава маленькой аккуратненько ухоженный двор с фонтаном, окруженным каменными нимфами. Дебора смотрела на деревья, на фонтан со скульптурой Венеры посредине – изо рта у нее текла вода. Кругом порхали птицы и пахло цветами. Джэсон отрадно озирал сад.

– А какая тут кровать? Комфортная?

– Потрясающая. С приличным матрацем и большенными подушками. Музыкант, живший здесь Последняя квартира Моцарта 2 глава, обожал комфорт.

– От чего он погиб?

– Не знаю. Какое это имеет значение? Нам подфартило, что такая красивая квартира оказалась свободной, – произнес Джэсон.

Попробовал бы кто-либо так жестокосердечно гласить о Моцарте, мелькнуло у Деборы. Она перебежала к более удобным вещам.

– Как с отоплением? Скоро начнется зима, и я совсем Последняя квартира Моцарта 2 глава не желаю зябнуть.

– Ты не наблюдательна. В каждой комнате есть печка. Удивительно, но она что-то не увидела ни одной. Неуж-то она стала таковой рассеянной? Дебора присела на кровать. Как все несуразно выходит, задумывалась она; Джэсон, по-видимому, устраивается навечно, а средств, дай бог, чтоб хватило на два Последняя квартира Моцарта 2 глава месяца.

– Не правда ли, комфортные комнаты? Чего еще можно пожелать?

Не надо позволять ему так восторгаться этой квартирой, и она спросила:

– А плата какая?

– Мне по кармашку. Так для тебя нравятся комнаты?

У нее не хватило духу сказать нет. Она опустила голову, чтоб он не рассмотрел сомнения в ее Последняя квартира Моцарта 2 глава очах.

– Тут лучше, чем в гостинице.

– А то, что Моцарт жил рядом, делает волнующее чувство его присутствия. Как его симфония соль минор. – Ему необходимо проникнуться атмосферой, в какой жил Моцарт, и тут ему это получится, помыслил Джэсон.

– Позволь мне заплатить за квартиру хотя бы половину, Джэсон, дорогой, ты все Последняя квартира Моцарта 2 глава делал по-своему, и путешествие обошлось нам очень недешево. Мы скоро сядем на мель.

Возможно, в ее словах была толика правды, к тому же он нередко в ближайшее время подумывал, не остаться ли им на неизменное жительство в Вене, о Бостоне он вспоминал все пореже. Но быстрота, с которой Последняя квартира Моцарта 2 глава таяли средства, беспокоила его, их хватит чуть ли на несколько месяцев, а меж тем задержаться в Вене придется еще подольше.

– И я желаю внести свою долю и ощутить себя твоим партнером, – добавила Дебора.

– Ты купила карету.

– Но это никак не связало тебя. Считай, что я даю для тебя Последняя квартира Моцарта 2 глава свою долю в долг. Ты возвратишь мне его по возвращении в Бостон.

Но он отказался от ее средств, сказав кратко:

– Я обойдусь.

После переезда на Петерсплац Джэсон договорился повстречаться с Губером.

Управление милиции находилось за углом их дома, что, по воззрению Джэсона, составляло известное удобство, но пугало Дебору Последняя квартира Моцарта 2 глава. Сейчас их провели в кабинет к Губеру обходительно и без задержек.

– Гроб, видимо, замолвил за нас словечко, – прошептал Деборе Джэсон.

Губер, поднявшись из-за стола, приветствовал их и предложил сесть.

– Я рад, что вы послушались моего совета и сказали собственный новый адресок, – произнес он. – Гроб известил меня, что вы Последняя квартира Моцарта 2 глава желаете повидать Бетховена.

– Да, государь Губер. Как он возвратится в Вену.

– Сочинение оратории для него полезное занятие. У вас есть соответственный текст?

– Текст? – Джэсон хочет был обсудить этот вопрос сначала с самим композитором, но Губер требовательно ожидал ответа.

– У меня есть несколько текстов на выбор.

– Я полагаю, вы предложите ему Последняя квартира Моцарта 2 глава религиозный сюжет?

– Постараюсь. Разве Бетховену указывают, что ему придумывать?

– Время от времени это случается. Как длительно вы собираетесь прожить на новейшей квартире? Хотя вы и гости, но злоупотреблять нашим радушием не следует.

– Три месяца. Либо, с вашего позволения, чуток подольше.

– Подольше?

– Переговоры могут затянуться. Я слышал, Бетховен бывает упрям.

– Это Последняя квартира Моцарта 2 глава правильно. – Губер записал их адресок на Петерсплац. Джэсон спросил: – Государь Губер, вы знали, что Бетховен находится в Бадене?

– Да.

– Но вы произнесли, что…

– Что гостиница находится рядом с его домом. Я помню. Что вас волнует?

– О, ничего, государь Губер, – поспешно ответил Джэсон. – Вы так предупредительны, я…

– Вы жили рядом с Последняя квартира Моцарта 2 глава Бетховеном. Так сказать, чувственно.

– Естественно. Я буду очень признателен, государь Губер, если вы вернете нам паспорта, – произнес Джэсон.

– Не сомневаюсь. – Губер не двинулся с места.

– Как все уладится, вы обещали нам их возвратить. Губер встал, демонстрируя, что визит окончен.

Джэсон еле сдерживался, а Дебора в отчаянии воскрикнула Последняя квартира Моцарта 2 глава:

– Что от нас требуется, чтоб нам возвратили паспорта?

– Вы удовлетворены своим посещением кладбища? – спросил Губер!

– Означает, это ваши люди устроили обыск у нас в комнатах? – возмутился Джэсон.

– В ваших комнатах? – рассердился Губер. – У вас есть подтверждения?

– Мои записи лежали не в том порядке, как я их оставил.

– Вы убеждены Последняя квартира Моцарта 2 глава?

– Совсем.

– Что ж, не все люди довольно осторожны, – холодно увидел Губер.

Губер, по-видимому, зол, что его изловили с поличным, пошевелил мозгами Джэсон.

– У вас чего-нибудть украли? – спросил Губер.

– Нет.

– Мы в Вене не унижаемся до воровства. Мы воспитанные люди. Если вы скажете, кто водил вас на Последняя квартира Моцарта 2 глава кладбище, я верну вам паспорта.


poslanie-ot-perevodchikov-20-glava.html
poslanie-ot-perevodchikov-27-glava.html
poslanie-ot-perevodchikov-7-glava.html